Читай!
60 лет истории обратной стороны Луны

60 лет истории обратной стороны Луны

Статья — часть цикла, посвящённого Луне. Цикл приурочен к 2019 году —юбилейному для всех, кто изучает и интересуется этим небесным телом. Почему это так, читайте в вышедших и будущих выпусках «Земли и Вселенной» 2019 года.

Сотни лет образованные европейцы разделяли мнение Аристотеля, который полагал, что Луна — идеальный шар. Их даже не смущало, что на ней есть хорошо различимые пятна. Земные наблюдатели могли описывать только видимую часть Луны. Дело в том, что Луна всегда повернута к нам одной стороной. Но связано это не с тем, что она не вращается (как ошибочно полагали некоторые астрономы), а с тем, что ее движение вокруг Земли и собственное вращение за миллиарды лет синхронизированы приливным воздействием нашей планеты. Долгие века обратная сторона Луны оставалась загадкой. Выдвигались самые сумасбродные гипотезы по поводу того, что же там может быть. Одновременно трезво мыслящие ученые мужи полагали, что законы небесной механики непреодолимы и человечество никогда не увидит обратное полушарие Луны.

Автор/Авторы:

Шевченко В.В.,
Родионова Ж.Ф.

7 октября 1959 г. автоматическая станция “Луна‑3” впервые сфотографировала западную часть обратной стороны Луны. Было получено 29 кадров разного масштаба в течение 40 мин. Фотосъемка осуществлялась с помощью камеры с двумя объективами, имевшими разные фокусные расстояния. Фотопленка проявлялась, фиксировалась, промывалась и высушивалась с помощью автоматических бортовых устройств, а затем по команде с Земли изображение передавалось на наземные приемные станции. Область съемки была выбрана таким образом, чтобы на полученных снимках отображалась часть видимого полушария, необходимая для последующей координатной привязки новых областей.

Для передачи по радиоканалам снимков на Землю станция, следуя по сложной траектории, несколько приближалась к нашей планете. Изображения передавались с помощью камеры аналоговым методом “бегущего луча”. На наземной стороне прием совершался в несколько этапов с помощью нескольких приборов: съемка камерой бегущего луча на кинопленку, фотографирование с экрана, запись на магнитную ленту и вывод изображения на термохимическую бумагу. Записи на магнитную ленту не удавалось воспроизвести, изображения на термобумаге и снимках с экрана позволяли только оценить сюжет изображения. При полете к Луне и приеме сигналов его качество было плохим — высоки были уровни шумов. В сеансе связи, когда станция подошла ближе к Земле и можно было повторить прием с большим отношением «сигнал–шум», получить изображения не удалось.

Наличие шумов, естественно, мешало дешифрированию фототелевизионных изображений. Разработка методов изучения этих снимков, выявление деталей лунной поверхности, а также составление первой карты обратной стороны Луны были выполнены под руководством Ю.Н. Липского (Государственный астрономический институт им. П.К. Штернберга МГУ) и Н.А. Соколовой (Центральный научно-исследовательский институт геодезии, аэросъемки и картографии) в Москве. Одновременно (и независимо) такая же работа была осуществлена под руководством А.В. Маркова (Главная астрономическая обсерватория Академии наук СССР) в Пулкове и в Харькове под руководством Н.П. Барабашова (Астрономическая обсерватория при Харьковском государственном университете им. А.М. Горького).

Подробное описание аппаратуры, методов получения изображений, дешифрирования снимков и результатов их обработки приведено в “Атласе обратной стороны Луны” (1960).

Благодаря применению оригинальной методики обработки изображений и дешифрирования, разработанной в Государственном астрономическом институте им. П.К. Штернберга МГУ, было выявлено много деталей рельефа. Поскольку в то время еще не существовало практики применения электронно-вычислительной техники для анализа изображений, Ю.Н. Липский разработал сложную методику фотографических преобразований оригинальных снимков. Благодаря этой методике появилась возможность в значительной мере устранить радиопомехи изображений и выявить большое число подлинных деталей лунного рельефа. Многократная повторная запись всех кадров в специально подобранных режимах работы аппаратуры (фотометрические разрезы) в последующем позволила московской группе ученых повысить возможности дешифрирования изображений. Постро- енная по этим данным карта содержала значительное количество образований, большинство из которых позднее были обнаружены в результате новых съемок.

Карта, построенная в Пулковской обсерватории, представляет собой схему распределения областей с различной отражательной способностью. Она содержит изображение 107 деталей, наиболее заметных на общем фоне поверхности Луны, из которых 56 образований выявлены на обратной стороне. Данная карта была дополнена фотометрическими оценками отражательной способности различных образований, выполненными А.В. Марковым по снимкам полного диска Луны, Полученного с помощью автоматической станции. Это был первый опыт фотометрического исследования на основе космических съемок.

В 1963 г. была опубликована “Карта обратной стороны Луны”, составленная по материалам АМС “Луна‑3” Э.А. Уитакером в Аризонском университете (США).

Автор использовал оригинальную технику перепроектирования лунных наземных фотографий на сферический экран, разработанную в лунно-планетной лаборатории Аризонского университета. Карта отличается большей подробностью в передаче отдельных объектов, особенно вблизи терминатора и в части видимого из точки фотографирования автоматической станцией диска, восточнее меридиана 150 градусов восточной долготы. Особенно подробно показаны светлые ореолы вокруг отдельных кратеров и яркие лучевые системы. Карта, составленная Э.А. Уитакером, занимает как бы промежуточное положение между насыщенной деталями картой обратной стороны, подготовленной в ГАИШ МГУ и ЦНИИГАиК, и обобщенной схемой отражательной способности сфотографированной области, построенной пулковскими астрономами.

На основе карты, опубликованной в “Атласе обратной стороны Луны”, было предложено дать названия 18 крупным образованиям. После рабочей дискуссии XI Генеральная ассамблея МАС, состоявшаяся в 1961 г. в г. Беркли (США), резолюцией № 2 Комиссии утвердила эти первые названия объектов на обратной стороне Луны. В список вошли такие названия, как кратеры Джордано Бруно, Максвелл, Ломоносов, Эдисон, Жолио-Кюри, Жюль Верн, Герц, Попов, Лобачевский, Пастер, Цзу Чунчжи, Менделеев, Циолковский, Склодовская-Кюри, Курчатов, а также Море Москвы и Море Мечты.

Наиболее ожесточенные споры вызвало название единственного на обратном полушарии образования морского типа — “Море Москвы”. Согласно традиции, установившейся еще со времен Дж. Риччиоли (1651), названия морей должны носить абстрактный, эмоциональный характер (отражают впечатление, настроение и проч.). Название “Море Москвы” нарушало все эти традиции. Дискуссии длились долго. Успокоил астрономическое сообщество и остановил споры знаменитый французский астроном О. Дольфюс, с юмором заметивший, что “Москва — это, по сути, тоже душевное состояние”.