Читай!
Секретная лаборатория или Надежда Дарвиновского музея

Секретная лаборатория или Надежда Дарвиновского музея

Вы когда-нибудь слышали о том, что шимпанзе быстрее, чем человек, принимает стратегические решения в конфликтных ситуациях? А о том, что их кратковременная память лучше? Все это было установлено в результате серии экспериментов, начатой еще в 10-х гг. ХХ века первой русской женщиной-зоопсихологом Надеждой Николаевной Ладыгиной-Котс – выдающимся ученым, соосновательницей Дарвиновского музея, эмансипе и просто красавицей. Этому, в частности, посвящена выставка «Секретная лаборатория или Надежда Дарвиновского музея», торжественно открытая в одноименном музее 16 мая 2019 г.

«Н.Н. Ладыгину-Котс, - рассказывает автор выставки Анна Васильева, - всегда волновал вопрос, откуда берется наше человеческое сознание. В начале ХХ века о нервно-психической деятельности человека и животных было известно немного, поэтому наряду с активно развивающейся рефлекторной теорией И.П. Павлова «бродили» идеи В. Фон Остена и К.Кралля о «мыслящих животных», лошадях, умеющих считать, извлекать квадратные корни и отвечать на вопросы, выстукивая копытом слова. Здоровый скепсис побудил Н.Н. Ладыгину-Котс провести серию экспериментов и получить альтернативные выводы».

Экспонаты выставочного комплекса воссоздают дух научного эксперимента: можно увидеть те самые опытные предметы, рукописи Надежды Николаевны, среди которых схема эволюции сознания, фото- и видеоматериалы, во всех подробностях зафиксировавшие ход экспериментов, а также образцы живописи художников-анималистов В.А. Ватагина, В.В. Трофимова, К.К. Флерова, одновременно реалистично и схематично отразившие суть проведенных опытов. Представленная интерпретация экспериментов позволяет глубже проникнуть в тайну сознания, понять теорию инсайта - неожиданного прорыва к пониманию проблемы и «внезапного» нахождения её решения, узнать о методе проблемной клетки.

Изучая вопрос эволюции сознания и когнитивные возможности животных, а также наблюдая за собственным сыном Рудольфом и воспитанниками детского сада, Н.Н. Ладыгина-Котс пришла к выводу, что между психикой человека и психикой животного нет огромной пропасти, в особенности в первые два года жизни. Эти идеи легли в основу наиболее известной книги Надежды Николаевны «Дитя шимпанзе и дитя человека в их инстинктах, эмоциях, играх, привычках и выразительных движениях», вышедшей в 1935 г. Описанные там наблюдения в настоящее время успешно используются при работе с отстающими в развитии детьми, а также проливают свет на предысторию трудовой деятельности человека.

Фрагменты книги Н.Н. Ладыгиной-Котс

«Дитя шимпанзе и дитя человека в их инстинктах, эмоциях, играх, привычках и выразительных движениях»

Свободолюбие и борьба за свободу

… Иногда видишь, как шимпанзе даже ежится от холода и тем не менее не позволяет себя основательно укрыть. Я не сразу поняла смысл этого отвергания и только после анализа ряда аналогичных случаев пришла к заключению, что мы имеем здесь дело с ярко выраженным инстинктом самосохранения шимпанзе, не допускающим и малейшего ограничения его свободы действий. Действительно шимпанзе протестует самым категорическим образом против всякого стеснения своих движений, не терпит намека на свою связанность.

… В случае холода он не допускает даже простого надевания на себя какой-либо одежды (в виде мягкой шерстяной фуфайки), а если удается напялить на него что-либо насильно, он при первой же возможности ожесточенно сбрасывает с себя одеяние, стаскивая руками, раздирая зубами до тех пор, пока не освободится от него окончательно.

… Что касается своего отношения к надеванию одежды на день, то здесь человечек реагирует так же неприязненно, как и шимпанзе, чрезвычайно тяготясь одеванием, всячески противясь ему и с большим трудом и неохотой приучаясь к самостоятельному выполнению этого необходимого, но нудного акта. Всем нам хорошо известно, как даже грудное (6-месячное) дитя неизменно плачет при всяком одевании и раздевании; в этом периоде жизни надевание даже таких простых вещей, как нагрудник, халатик, вызывает хныкание, крик, плач ребенка, которые приостанавливаются немедленно, едва кончаешь эту процедуру.

… И нам слишком хорошо понятны причины этого неудовольствия. Дитя человека не меньше, чем шимпанзе, хочет свободы своих действий и передвижения, и все, что затрудняет и препятствует немедленному выполнению этих актов, раздражает и огорчает его.

… Увлекательное радостное динамичное чувство свободы захватывает человеческое дитя не меньше, чем дитя шимпанзе.

Игры экспериментирования

… Среди других развлечений шимпанзе громадную категорию игр составляют игры «экспериментирования», возникающие неизменно при наличии новых неизвестных, невиданных им ранее объектов.

… В этих играх малыш-шимпанзе знакомится со свойствами предметов внешней среды, развивает свои пять органов внешних чувств, приобретает опыт в обращении с вещами и в правильном использовании вещей для возникающих у него потребностей.

… В особенности вода в силу своей подвижности дает неисчерпаемый источник для развлечений шимпанзе.

… Можно думать, что Иони страдает неутолимой жаждой, так как всякий раз, как он видит воду, он прежде всего стремится ее пить. Даже когда я его умываю, он старается облизнуть мою мокрую руку и заполучить в рот лишнюю каплю влаги, опять напоминая в этом отношении маленьких детей, которые зачастую пьют даже, тогда когда не имеют в этом насущной потребности.

Если Иони не пьет воду, то все же он забирает ее в рот и длительно переполаскивает ее во рту. Потом он выливает воду изо рта на пол и длительно расплескивает ее в разных направлениях по полу.

… Всякий раз, как я умывала Иони близ умывальника с оттянутым краном, Иони с большим вниманием созерцал струйку вытекающей воды. Однажды я оставила свободно вытекать струю и предоставила Иони полную волю в обращении с водой. Он мгновенно приподнялся в вертикальное положение, всем телом подтянулся к воде поближе, обратив одну руку ладонью вверх, подставил свою ладонь под струю, а потом приблизил руку ко рту; вода растекалась по ладони, и он подносил ко рту пустую руку; он ускорял быстроту приближения руки ко рту, но напрасно — и тогда он не доносил воду. Полный сосредоточенного внимания, Иони перешел на другой конец умывальника, пытаясь схватить струю с другой стороны, и стал удерживать ее распластанными пальцами и с силой быстро зажимал воду в руках так, как если б он схватывал жесткий предмет. Тщетно несколько раз подряд он сжимал в кулак и разжимал руку, — вода все ускользала, и ему так и не удалось благополучно донести ее до рта. Он торопился все больше, все чаще и чаще забегал то с одной, то с другой стороны струи, приглядывался к ней все ближе, склоняя голову и под водя глаза почти вплотную, как бы стараясь рассмотреть, в чем дело? Ловя руками струю, он в такт захватывающих рук широко раскрывал рот, высовывал язык, комично вращая им впереди губ и препровождая обратно в рот, как бы помогая им в собирании воды. Ничего не выходило, и в течение 10 минут моего наблюдения длилась тщетная процедура схватывания обезьянчиком воды рукой. Наконец при одном более тесном приближении головы к струе Иони догадался захватить струю прямо ртом. И с тех пор всякий раз, как он хотел пить, он подходил к умывальнику, отвертывал кран и употреблял только этот кратчайший способ получения воды и, вытянув вперед в форме черпака свою нижнюю губу, ловко ловил воду.

… Трехмесячный Руди, погруженный в воду, лежит с довольной рожицей, улыбается, вытягивает вверх ручки, выгибает спинку. 7-месячный Руди охотно допускает умывание личика, причем в это время широко раскрывает ротик и ловит каждую стекающую каплю воды; он радостно полощет в воде мокрые ручки, подносит их ко рту и обсасывает. Посаженный в ванночку, он обычно резко бьет ручками по воде, улыбается, закрывает глазки, обдавая себя каскадами брызг, захлебывается, глотая воду, и все-таки не перестает хлопать по воде. 9-месячный Руди при подготовке ванны смотрит пристально на все процедуры, машет ручками, со звонкими возгласами тянется к воде, горя нетерпением погрузиться в нее; вынимание из ванны неизменно сопровождается ужасным ревом, дерганием ногами, протестующими движениями тела дитяти.

Уже годовалое дитя тянется к воде так, что его трудно оттащить от нее.

… С каким наслаждением дитя созерцает, как после сильных дождей автобусы и авто, ввергающиеся в заполненные водой рытвины улиц, обдают всех проходящих каскадами водяных брызг.

… Как любят 3—4-летние дети, вымазавшись глиной, вывалявшись в песке, бежать в воду и отмываться, как энергично устраивают они запруды, воды, пускают лодочки, кораблики … взметывают воду кверху, обдавая ею друг друга и всех близ находящихся. «Вода жива — она бежит», и эта ее подвижность влечет за собой подвижной ум и чувство дитяти и возбуждает в нем инициативу к самым завлекательным играм.


Директор Дарвиновского музея А.И. Клюкина открывает выставку
Директор Дарвиновского музея А.И. Клюкина открывает выставку

Элементы экспозицииg
Элементы экспозиции

Автор выставки Анна Васильева проводит экскурсию
Автор выставки Анна Васильева проводит экскурсию

Элементы экспозиции
Элементы экспозиции