Читай!
Российское бизнес-образование: теория и практика

Российское бизнес-образование: теория и практика

Любая система управления компанией, государством – по определению существует в некоторой среде. В последнее время мы оказались в достаточно жёстких условиях. Это связано и с постоянно усиливающимся экономическим кризисом (не в том смысле, что нарастает скорость спада, а в том, что нарастают последствия, поскольку спад не останавливается). Кроме того, мы находимся в ситуации ужесточения экономических санкций и возрастающего политического давления.

Автор/Авторы:
Доктор экономических наук Ю.П. Кожаев
(РГУФКСМиТ),
кандидат философских наук Л.П. Верёвкин
(НИЯУ “МИФИ”)

После 70 лет отрицания предпринимательства, заявлений о том, что управленческий процесс вторичен, сложно перестроить психологию общества на то, что менеджмент надо серьёзно и системно изучать. А между тем эффективность экономического развития и эффективность менеджмента крупнейших, крупных и средних предприятий имеют прямую корреляцию. Сегодняшняя производительность труда на значительной части предприятий страны вызывает чувство стыда. Пора к технологиям управления, лидерства и предпринимательства начинать относиться максимально серьёзно. И здесь наметился определённый позитивный сдвиг. Особенно радует, что лучшие технологии и методологии современного менеджмента сегодня входят не только в практику передовых российских компаний, но и в практику управления на государственной службе.
Долгое время считалось, что бизнес-образование, и диплом MBA в частности, интересуют прежде всего управленцев, желающих улучшить свои карьерные преимущества в качестве наёмного менеджера. В нулевых в западные бизнес-школы был большой приток предпринимателей, под которых ведущие учебные заведения специально перестраивали программы. В последние годы меняются мотивы людей, бизнес-школы всё чаще интересуются политикой и геополитикой, международными отношениями. Результаты исследования, которое в апреле 2018 г. провели Московская школа управления “Сколково” и Executive.ru, показывают:
• около 75% российских руководителей высшего и среднего звена планируют повысить свои бизнес-знания в 2018–2019 гг.;
• почти каждый второй намерен посетить краткосрочные курсы и тренинги для управленцев;
• примерно 40% в Москве и 50% в регионах планируют пройти онлайн-курсы для руководителей в будущем году, хотя в 2018 г. учились онлайн не более 10% управленцев;
• около 20% менеджеров собираются пройти одну из программ MBA, включая мини-MBA.
На разработанную исследователями “Сколково” онлайн-анкету ответили 1193 участника сообщества менеджеров Executive.ru, при этом 530 человек (45%) из Москвы и 663 (55%) – из российских регионов. Из них 42% – топ-менеджмент (владельцы компаний и руководители высшего звена) и 58% – средний менеджмент (руководители департаментов, отделов и рабочих групп).
В 2018 г. в топ-5 наиболее актуальных тем попали “Эффективные бизнес-процессы” и “Управление изменениями”. Как и в прошлогоднем исследовании, наиболее востребованными темами остаются: “Управление людьми и командами (HR)”, “Цифровая трансформация/цифровизация бизнеса”, “Ведение переговоров” и “Искусство публичных выступлений”.
Российское бизнес-образование как индустрия отстаёт от западного просто в силу своего возраста, и уровень проникновения культуры бизнес-образования в нашей стране существенно ниже, чем на Западе. Хотя и на Западе имеются значительные различия между странами: есть страны с более длительными традициями бизнес-образования, прежде всего англосаксонская культура, Великобритания и США; есть страны, где эти традиции не так распространены, например, экономически развитая Германия. Испания сегодня очень быстро наращивает эту культуру, во Франции существует пока единственная общепризнанная
международная школа, нацеленная на весь мир, Insead.
По сути, сам по себе формат бизнес-образования – обучение на основе кейсов конкретных компаний – был выработан в самом начале прошлого века, когда была основана Гарвардская школа бизнеса.
В программе Гарвардской школы бизнеса записано, что “обучение нацелено на подготовку лидеров для общества, а не менеджеров для бизнеса”. Важное определение, дающее представление о том, что же такое истинное бизнес-образование. Выпускник МВА – это руководитель высшего звена, определяющий не только политику компании, но и её дух, философию, стратегию, её будущее. Так должно быть в идеале. Но так ли обстоит дело на практике?
Бизнес-образование возникло как способ обучения наёмных менеджеров, которых в основном и можно увидеть среди
слушателей западных бизнес-школ. Если говорить о бизнес-школах, учреждённых предпринимателями и их собственными
компаниями, то в силу своего происхождения в их фокусе – развитие предпринимательской культуры как в корпорациях,
так и в частных компаниях. Именно поэтому среди слушателей российских бизнес-школ достаточно большое число настоящих или бывших владельцев бизнеса. Например, в некоторых группах Executive МВА “Сколково” доля собственников бизнеса достигает 60%, тогда как, например, в Гарварде – их всего 7%.
В англосаксонской культуре для менеджера, достигшего определённого профессионального уровня, практически обязательно иметь степень МВА или PhD как подтверждение его высокой квалификации. А вот для других культур это не имеет решающего значения. Россия как раз относится к последним – у нас это не является необходимостью, без которой менеджер прекратит свой карьерный рост, что, конечно, сказывается на спросе на бизнес-образование (и, как следствие, на качестве его предложения тоже).
Наличие степени MBA престижно и для чиновника, особенно работающего в ведомстве с экономической или финансовой политикой. Но всё же в Европе эта тенденция варьируется в зависимости от страны. Например, в Германии, где очень
хорошо развита система обучения для госслужащих, редко когда чиновники проходят обучение в бизнес-школах. Зато у каждого нашего депутата Госдумы хорошим тоном считается иметь один или несколько дипломов какой-либо американской бизнес-школы, который в рамочке висит на стене в его кабинете. Как правило, они привозят их в качестве сувениров из командировок. Они как бы подтверждают статусность хозяина кабинета, без этого никак.
Что касается России, то, например, в Московской школе бизнеса “Сколково” или бизнес-школе РАНХиГС учатся слушатели, которые являются государственными служащими, в том числе довольно высокого уровня, – заместители министра, вице-мэры, но их количество очень небольшое, это всё же единицы. Некоторые из них в принципе не допускают мысли поменять карьеру государственного служащего на предпринимательскую. Но есть и такая категория слушателей, которые рассматривают для себя обучение, в том числе как тестирование возможности серьёзного изменения жизненной стратегии и профессиональной траектории,
посредством знакомства с предпринимателями, с которыми они оказываются за одной партой. В этом смысле такой состав
очень полезный, потому что люди учатся друг у друга, смотрят на разные культуры – чиновничью и предпринимательскую, что даёт возможность лучше понимать эти два мира.
Социологический опрос показал, что устойчивое мнение среди руководителей бизнес-школ: в кризис растёт число слушателей, обучающихся по программам МВА, где они предпочитают пережидать плохие времена, повышая свой потенциал, не совсем оправданно.
Существует гипотеза о глобальных тенденциях, что в кризис количество слушателей в бизнес-школах увеличивается (естественно, в тех странах, где бизнес-школы занимают заметное место). В России, поскольку уровень проникновения бизнес-образования и его культуры на порядок отличается от развитых стран, мы видим лишь подобие тренда.
Сегодня на дипломные программы бизнес-школ, такие, как MBA, Executive MBA, “Практикум для директоров”, “Стартап Академия”, приходят корпоративные слушатели, которые не планировали учиться, но кризис их к этому подтолкнул. Один из мотивов связан с тем, что экономическая ситуация сложная и непредсказуемая, это затрудняет инвестиционную деятельность, высвобождается время, чтобы осмыслить себя и ситуацию, получить интеллектуальную перезагрузку.
Экономический кризис неизбежно отразился и на развитии бизнес-образования. За время кризиса спрос на MBA и EMBA снизился и вряд ли восстановится в ближайшем будущем. К тому же школам теперь приходится всерьёз конкурировать с корпоративными университетами. Чтобы выжить, нужно активнее нарабатывать связи с корпорациями, искать новые идеи и предлагать полезные курсы для среднего бизнеса.
После кризиса, начавшегося в 2014 г., число желающих получить диплом MBA или EMBA сократилось в среднем на треть, и о восстановлении спроса речь пока не идёт. По словам ректора ИМИСП С. Мордовина, стадия роста, когда доходы большинства бизнес-школ увеличивались на 20–30% в год, а иногда и больше, позади. Сегодня отрасль находится в переходной фазе – доминирует небольшое количество игроков, а рост традиционными методами затруднён. Запасы прочности постепенно тают, и консервативный рынок меняется на глазах.
Стали закрываться учебные заведения, чего в последние годы не наблюдалось. Например, прекратил работу Институт бизнеса и экономики (ИБиЭ) Российской академии народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС), который предлагал программу MBA совместно с Калифорнийским университетом Ист Бэй, – по имеющейся информации, американский партнёр отказался от
сотрудничества. Закрывает свой кампус в Санкт-Петербурге бельгийская Школа бизнеса Влерик.
Сегодня менеджеры не слишком охотно идут учиться, и дело не в том, что у людей нет денег. Скорее, есть сомнения в качестве программ и отдаче от подобных инвестиций. Бизнес-образование – отражение нашего бизнеса, и все прекрасно видят, что сейчас происходит с экономикой в России, как государство мешает предпринимателям, – рассуждает декан Высшей школы менеджмента (ВШМ) НИУ ВШЭ С. Филонович.
Молодые бизнесмены из России назвали десять главных проблем, препятствующих бизнесу. Об этом сообщили в Ассоциации молодых предпринимателей, которая в июне 2018 г. провела соответствующий опрос своих членов в возрасте до 35 лет
в Москве и других регионах страны.
Наиболее частыми проблемами бизнесмены назвали недостаточную финансовую поддержку со стороны государства (16%), сложности с подбором квалифицированной команды (12%) и отсутствие опытного наставника (12%). Далее следуют высокие налоги (11%) и нехватка навыков в привлечении клиентов и рекламе (11%).
Кроме того, предприниматели сетуют на отсутствие стартового капитала (9%) и психологические барьеры в виде страха и неуверенности (8%). Замыкает десятку недостаток знаний в выбранной сфере (7%) и в бухучёте (7%), а также отсутствие поддержки в окружении (7%). Консалтинговая компания EY провела исследование активности малого и среднего бизнеса, согласно которому 84% российских компаний готовы продать свои активы из-за их неэффективности и рисков. При этом расширение бизнеса планируют меньше трети инвесторов. Основная активность рынка связана с продажей малого и среднего бизнеса.
В силу тех или иных соображений большинство готовы выходить, продавать, закрывать части своего бизнеса. Это тенденция, скорее, последних десяти лет. Сейчас приходит осознание, что лучше не будет. Это связано с двумя причинами. Прежде всего по некоторым секторам явно чувствуется конкуренция со стороны других, более успешных компаний. Методы ведения бизнеса меняются, компании понимают, что, не делая никаких инвестиций в новые сферы, они этот сектор потеряют. Ситуация характерна для российского рынка на протяжении уже около десяти лет. При этом очень часто желающие продать не готовы избавляться от активов на комфортных условиях, а желающие купить не готовы покупать по тем ценам, которые продающие назначают, включая ещё и ценовые пожелания к этой истории. Если посмотреть на перспективы развития подавляющего большинства публичных компаний, то мы увидим, что большая часть компаний не имеет серьёзных планов развития. Только 32% респондентов планируют приобретать какой-то бизнес.
Являются ли эти молодые предприниматели потенциальными клиентами бизнес-школ, сказать однозначно сложно. Анализ текущей структуры интереса со стороны клиентов к бизнес-образованию показывает, что в кризис резко теряют актуальность темы, связанные со стратегией, освоением новых рынков, разработкой новых продуктов. Все бросаются в операционную эффективность
и думают о том, как сэкономить и сохранить тот бизнес, который есть. Со стороны компаний малого и среднего бизнеса, от которых сегодня исходит усиление спроса на бизнес-образование, растут запросы на получение максимально практичных ответов на свои вопросы, готовых решений. Их запросы в основном касаются процессов выстраивания команды, построения финансовой и организационной модели, понимания роли лидера в бизнесе.
Это два разных рынка, они не являются сообщающимися сосудами и потому не воюют за одного и того же клиента. Коучинг – в значительной степени привилегия уже состоявшихся руководителей или собственников бизнеса, и это дорогое удовольствие, поскольку речь идёт об индивидуальном сопровождении, развитии персональных компетенций и личности в целом. Молодые специалисты, менеджеры скорее выбирают для себя более доступные и понятные программы, связанные с получением необходимых знаний.
С учётом того, что у нас эти рынки не особо развиты, здесь всё равно существует долгосрочная тенденция к росту. Количество профессионалов, которые видят для себя ценность в бизнес-образовании и, соответственно, становятся клиентами различных школ и образовательных курсов – от однодневных открытых программ до двухлетних МВА, Executive МВА, вероятно, будет только расти. Хотя сейчас эта тенденция и подвержена влиянию кризиса.
Что касается коротких образовательных программ российских бизнес-школ, то в сети сейчас всё чаще мелькают объявления о неких мини-МВА, где предлагается обучаться от четырёх до восьми месяцев, причём чуть ли не заочно. Это - дистант-программы. После них слушатели не получают диплома магистра бизнес-образования установленного образца. Они получают дипломы о повышении квалификации, что не является стандартом МВА, который придуман не у нас и включает набор дисциплин с обязательным объёмом знаний. Что касается коротких программ повышения квалификации, то мы видим рост интереса к ним, потому что они дешевле, компактнее.
С другой стороны, люди, которые никогда не пробовали, что такое бизнес-образование, предпочитают иногда начать с более лёгкой версии, чтобы понять, насколько это им подходит. И очень часто потом приходят уже на более продолжительные и дорогие программы, включая дипломные программы МВА, Executive МВА.

Продолжение читайте в номере 3 журнала «Энергия: экономика, техника, экология» за 2019 год.


Оригинальный материал: https://www.libnauka.ru/journal/energiya-ekonomika-tehnika-ekologiya/energiya-ekonomika-tekhnika-ekologiya-2019-3/