Читай!
Усилители умственных способностей человека

Усилители умственных способностей человека

Руководитель Отделения интеллектуальных систем в гуманитарной сфере Российского государственного гуманитарного университета, доктор технических наук, заслуженный деятель науки РФ, профессор Виктор ФИНН рассказывает о том, что на самом деле должно стать предметом исследований в такой бурно развивающейся области, как искусственный интеллект. Тема настолько обширная и многоаспектная, что нынешний разговор можно рассматривать как продолжение предыдущего интервью, опубликованного в № 10 за 2018 г. нашего журнала “.

Автор/Авторы:
Беседу вёл Андрей Морозов

- Виктор Константинович, насколько я понял из вашей книги “Интеллект, информационное общество, гуманитарное знание и образование” (М.: ЛЕНАНД, 2021. – 472 с.), вы предлагаете, прежде чем заниматься искусственным интеллектом (ИИ), разобраться в том, что такое естественный теоретический (идеальный) интеллект. Но в истории науки достаточно примеров, когда не вполне прояснённые исходные основания той или иной концепции, теории, тем не менее, не отменяли эвристической ценности этой теории. Самый яркий, возможно, пример – закон всемирного тяготения Ньютона: о природе сил тяготения спорят до сих пор, но закон работает. Что мешает также отнестись к теории ИИ? Пусть неизвестно, что такое интеллект, но системы ИИ уже работают.

– В 2019 году, в США относительно проблем ИИ весьма продвинутые профессионалы, – исследователи из Стэнфорда и корпорации IBM, – отмечали, что сейчас есть три точки роста в области искусственного интеллекта: создание партнёрских человеко-машинных систем; создание общей теории рассуждений, включающей машинное обучение; интеллектуальные роботы – роботы, которые реализуют процедуры искусственного интеллекта и способны принимать решение в автоматическом режиме или в интерактивном.

Эти три актуальные проблемы опираются на понимание того, что есть интеллект, как связана с ним эпистемология (то есть представление знаний и получение нового знания) и каковы должны быть эвристики получения нового знания. Без академических исследований в этой области, без создания различных теоретических конструкций произойдёт следующее. Вы будете иметь некоторые полезные технологии, но развития этих технологий происходить не будет.

– Что будет происходить?

– Либо их усовершенствование, либо их распространение. При этом есть иллюзия. Поскольку многие практические задачи решаются с помощью уже имеющихся технологий, может показаться, что наступил золотой век ИИ. Но это не означает, что реализованы те возможности, которые были заложены в научных аспектах изучения интеллекта.

И вот здесь – отличие от той ситуации, о которой вы говорили. Действительно, в случае с тяготением…

– …Не только в случае с тяготением. Та же ситуация, например, с законами Карно, описывающими работу тепловых двигателей…

– Тем не менее, мы понимаем, что реализуем их автоматически. Но, правда, в этих случаях у нас есть соответствующий математический аппарат, который мы учитываем. В результате мы получаем возможные приложения, тогда как универсального математического аппарата для имитации человеческих рассуждений пока не существует. Свести всё к дедукции, доказательству теорем в этом случае невозможно. Принятие решений человеком, его исследовательская деятельность, не сводится только к доказательствам – она имеет дело с эвристикой, с выдвижением гипотез, с использованием различных аналогий, с процедурами объяснений… Это гораздо более сложный процесс, чем только дедукция.

Отсюда мы приходим к выводу, что нам необходимо уточнить понятие интеллекта в широком смысле. И здесь – четыре аспекта.

Первая идея, которая должна быть уточнена, теоретический интеллект. То есть нечто наиболее производительное. То, что когда-то когнитивный психолог Макс Вертгеймер называл “продуктивным мышлением”. Мы должны определить основные черты теоретического интеллекта.

Но помимо теоретического интеллекта, есть ещё одно представление об интеллекте – это common sense интеллект, интеллект здравого смысла. Кстати говоря, его в некотором смысле даже сложнее описать. Мы можем пойти по пути упрощения теоретического интеллекта и создания простой базы фактов для common sense интеллекта. А второй путь – экспериментальный: изучение различных черт поведения различных классов людей. Это уже – эмпирическая задача, связанная с психологией.

Но есть и третий тип интеллекта – патологический. Он чрезвычайно важен для психиатрии. Мы должны понимать, как идеальный интеллект портится, каким образом он портится и в связи с чем. Это приведёт нас к пониманию и моделированию различных психиатрических заболеваний.

Наконец, есть четвёртый тип интеллекта – художественный. Здесь современная наука пасует, потому что автоматизировать художественный интеллект вряд ли возможно. Тем не менее, для психологических исследований – это некий творческий вызов.

– Но на художественных аукционах уже продают картины, написанные устройствами с искусственным интеллектом. Существует музыка, созданная программами искусственного интеллекта, и даже профессиональные музыканты уже не в состоянии отличить эту музыку от творений “биологических” композиторов… Формул нет, а продукт – есть!

– Это происходит за счёт имитаций. Это не исследование. Точно так же, как решение задачи игры в Го. Охватили огромный массив информации и смоделировали. Но не создали закон появления решения. (Считается, что Го – самая сложная логическая настольная игра; если в шахматах после четвёртого полухода может возникнуть порядка 100 тысяч позиций, то в Го – больше 16 миллиардов. В октябре 2015 года компьютерная программа AlphaGo выиграла у одного из лучших в мире игроков в Го матч из пяти партий со счётом 5–0 – А.В.)

Вот и в случае с картинами и музыкой, созданными методами искусственного интеллекта, вы не приближаетесь к разгадке тайны творчества.

Продолжение читайте в «Энергия: экономика, техника, экология» 1/2021.


Другие статьи

Архив статей