Биологический возраст

в геронтологии - истинная степень старения организма. Определяется специальными приборами по физическому состоянию (сердечно-сосудистой, дыхательной, нервной, мышечной систем и др.). Не всегда совпадает с хронологическим возрастом - числом прожитых человеком лет.

Комментирует Елена Сударикова.

Для антропологов это важная и сложная тема, потому что, когда находишь кости каких-то древних организмов, хочется определить, сколько лет было умершему, а сделать это часто не представляется возможным. Мы никогда не знаем хронологический возраст, сколько точно лет человек прожил. Кстати, многие современные люди в первобытнообщинных племенах тоже не знают, сколько они прожили, не считают, для них это не принципиально, для них важен биологический возраст: когда выпадают молочные зубы и вырастают коренные – первый важный момент, второй - когда начинается половое созревание, т. е. для всех людей это важное время, для первобытных племен тоже. Скорее, для древнего человека это тоже было значимо, т.е. человек менял свой статус в обществе, какие-то функции в племени ему становились доступными, например, с появлением первого ребенка и т. д. Но принципиально по находке мы оцениваем не хронологический возраст, потому что мы не знаем, сколько лет было человеку, а биологический возраст, то есть мы оцениваем, какие стадии роста он уже прошел - даже по костям какие-то вещи определяются хорошо. Вот детство определяется у человека очень точно по отдельно найденным костям, подростковый период – нормально, поскольку довольно быстро происходят разные изменения, их можно отслеживать, со взрослыми людьми проблема: возраст до 23 лет еще иногда можно определить по зубам мудрости, а вообще, зрелые люди на уровне костей единообразны. Мы можем сказать, какой у человека был образ жизни, что он ел, какие у него были травмы, но сколько ему точно было лет – тридцать, сорок или даже пятьдесят – сказать очень тяжело. Для современных людей есть определенная периодизация: детство, отрочество, юность и т.д. Ее используют государства, чтобы создавать программу в школах, отслеживать здоровье населения, т.е. у нас есть на что опереться. Древние люди, скорее всего, созревали другими темпами. Можно провести такую аналогию: у шимпанзе детство длится 4,5 года, у нас около 10 лет. Ясно, что в эволюции у нас за последние 7 миллионов лет жизнь удлинилась и детство удлинилось - это связанные вещи. Иногда мы находим неандертальца, который жил 70 тысяч лет назад, какого-нибудь ребенка, мы смотрим на его зубы и говорим: он девятилетний, но это наш ребенок был бы девятилетним с такими зубами, неандертальцу, может, было 7 лет, а у него все уже выросло, сформировалось и т. д. При определении возраста находок никогда нет абсолютной уверенности, но мы должны хотя бы примерно ориентироваться, поэтому мы «натягиваем» свои мерки на древних людей. То же самое со старостью: мы привыкли сейчас доживать до глубокой старости, наша жизнь длится долго, мы долго активные. Для древних людей это часто было не так: человек к сорока был весь уже разбитый болезнями, травмами, все зубы стершиеся, некоторые выпали, потому что медицины и гигиены нет. Мы предполагаем, что наш сорокалетний выглядит как восемнадцатилетний неандерталец, тридцатилетний неандерталец выглядит как наш шестидесятилетний человек, если ориентироваться на состояние костей (стертость, изношенность). Таким образом, различные находки мы можем оценивать только биологически и примерно, мы используем свои, современные мерки для древних людей, это всегда дает некоторые искажения, но мы на них согласны, потому что нам все равно нужна какая-то, пусть приблизительная, оценка.

В последнее время понятие биологического возраста стали часто использовать в другом ключе. Например, когда говорят, что биологический возраст конкретного человека не совпадает с хронологическим: человеку 60 лет, но чувствует он себя на 40. Конечно, может быть так, что человек очень бережно обращается со своим телом и в какой-то момент его биологический возраст меньше, чем настоящий. Или, наоборот, если в жизни человека на постоянной основе присутствуют такие значимые сильно разрушительные факторы, как алкоголизм и курение, биологический возраст может быть гораздо больше, чем хронологический. Например, человеку 35, но выглядит он на 50, тело его изношено, печень позднего старика и т. д. Таким образом, биологический возраст может отличаться от хронологического, но обычно это не собственная оценка, не то, на сколько лет человек себя чувствует, это оценка тканей органов - насколько они изношены.

К вопросу о биологическом возрасте примыкает большая тема о здоровом образе жизни. Людям кажется, что, если разогнать обмен веществ, много заниматься спортом, быть активным, ты будешь вечно молодым. На самом деле это не так - лучший способ сохранить себя – это консервация: не есть почти или есть пресно, постно и мало, мало двигаться и не нервничать. Вообще стараться не тратить энергию лишний раз, тогда тело сохраняется очень хорошо. У японских и грузинских долгожителей есть способность и тенденция постно питаться, особенно после определенного возраста, ограничивать себя. И не нервничать, лишний раз не двигаться, лишний раз ничего не делать. Это метод крокодилов и черепах, позволяющий им долго жить, не изнашивать тело. Когда нажимаешь на кнопку один раз в неделю – она долго прослужит, а если ты тысячу раз в день на нее нажимаешь – то рано или поздно она сломается, нагрузка большая. С телом то же самое. Тело физический объект и если его очень часто и активно использовать - много бегать, много кричать, много смеяться и плакать, на все как-то реагировать - то оно раньше «закончится», чем если жить очень спокойно и совершенно расслабленно. Конечно, в современных условиях это далеко не всегда удается. Просто интересное заблуждение, людям кажется, что надо себя разогнать, тогда ты будешь вечно бодрым и здоровым. Да, ты будешь бодрым и здоровым, но это скоро кончится, потому что ты изнашиваешь ткани, и они придут в негодность раньше, чем могли бы.